Главная » Статьи » Любовь, секс, отношения

ГЛАВЕНСТВО И ЛИДЕРСТВО
Двуглавые семьи и переменное лидирование. Постепенное спадение неравенства видно и в кое-каких других сторонах семейной жизни. Например, в городах (деревня здесь явно отстает) потихоньку угасает главенство в семье. Примерно шесть десятых городских супругов считают, что у них в семье нет главенства — основные вопросы жизни они решают на равных правах. Причем опять же — чем моложе люди и чем они образованней, тем больше семей, в которых нет главы.
Но в семье есть два вида обязанностей-— распорядительные и исполнительные. Распорядительные — это решения, как строить домашнюю жизнь, воспитывать детей, вести хозяйство, отдыхать, что покупать. Исполнительные — выполнение этих решений, домашняя работа, уход за детьми, все практические дела по дому.
Неравенство исчезает здесь явно неравномерно: в распорядительных обязанностях быстрее, в исполнительных — куда медленнее. Да и с угасанием главенства дело обстоит непросто. Странно, но двуглавые семьи очень часто конфликтны. Обычно это бывает, когда муж и жена за многое хватаются вместе или хотят соблюдать мелочное равенство — «все пополам»: ты моешь от той стены до двери, я — от этой; вчера я уступил тебе два раза, сегодня твоя очередь... Немало разладов рождает и уязвленное самолюбие, и стремление навязать другому свои правила (чаще это бывает у мужей), и упрямое сопротивление разумным шагам, которые предлагает другой (чаще у жен), и просто закушенные удила...-
Семейная демократия дается очень непросто. Культура такой демократии рождается в муках. Те, кто ее выстрадал, не просто относятся к другому как к себе; они признают повышенные права одного в одной области, другого — в другой. Всегда ведь кто-то сильнее в одном, кто- то — в другом, и первый выступает лидером в своем деле, второй — в своем, и у каждого из них — решающее слово в своей области. От этого и дела у них идут лучше, и отношения спокойнее, теплее, и никто не чувствует себя ущемленным. Они понимают, что примитивное равенство невозможно, у них нет уравнительного и обезличенного стремления все делить пополам.
Неравное равенство
Такая неодинаковость — «по потребности» — и есть настоящее — личностное — равенство. Оно опирается на личные склонности, личные интересы каждого; оно не подавляет их своеобразия, а оберегает его, дает ему раскрыться. Это равное для каждого насыщение их неодинаковых потребностей, равное для каждого развитие их неодинаковых способностей.
Конечно, в людях много и общего, примерно одинакового, и многое нужно им почти одинаково — сон, отдых, еда, забота, внимание друг друга. Все это само собой разумеется, и речь идет о вещах куда более сложных. Пожалуй, семейные отношения счастливее всего, когда каждый из нас старается жить по принципу: от каждого — по возможности, каждому — по его разумным потребностям.
Равенство — враг уравнительства, стрижки под одну гребенку. По всей своей психологической сути оно не может быть весовым, арифметическим. Оно в том, что каждый дает другому максимум того, что может дать,— по своим силам, возможностям, опыту. Именно такая вот тяга к предельно возможной отдаче лучше всего создает равновесие в любви, в домашних отношениях.
Почему максимум? Потому что любовь — всегда «сверх», всегда у предела, — такая уж сила у ее эмоционального заряда. И если тот, кто сильнее, больше дает тому, кто слабее,— это естественно. Равенство в душевных отношениях — не одинаковые кульки с заботами, не аптечное равновесие двух чашек весов; это арифметически неравный обмен равными по напряжению — максимальными — душевными порывами.
Настоящее равновесие у таких людей — это признание больших возможностей и больших нрав одного в одном, другого — в другом (но так, чтобы это никого не ущемляло); это перемежающееся лидерство — там, где нужно; это равное участие в тех делах, где люди одинаково сильны; это одинаковое старание делать для дома побольше и получше, стремление относиться к другому, как к себе...
Что проще мужьям, что женам?
Во всем этом есть, конечно, не только личные различия, но и различия, которые идут от мужской или женской психологии. Среди домашних трудов есть такие, которые ближе мужским склонностям (ремонты, починки), а есть — ближе женским. Женщины, скажем, терпеливее, чем мужчины, и многие из них охотнее делают однообразную, но нетяжелую ручную работу, вроде вязанья, штопки, шитья. Душа их в это время отдыхает, нервы от ритмических движений успокаиваются, и женщина может думать или вспоминать о чем хочется. Или еще: женщина — кормилица по своей природной роли, и поэтому у большинства женщин лучше, чем у большинства мужчин, выходит приготовление еды. Деление таких работ на женские и мужские нормально: оно никого не ущемляет, оно отвечает естественным особенностям мужской и женской психологии и поэтому помогает домашней жизни.
Но большинство традиционных домашних дел как бы бесполо, и ни в мужской, ни в женской психологии не заложено преимущественное тяготение или отталкивание от них. Иногда даже наоборот, извечные женские дела больше подходят мужчинам. Для мытья полов, например, больше, чем аккуратность (свойство, которое чаще развито у женщин), нужна сила — и мыть полы мужчине легче; то же касается и мытья окон, и таскания сумок из магазинов или узлов в прачечную...
И в других областях домашней жизни тоже есть дела, которые ближе мужской или женской психологии.
 
Мужские нервы, скажем, не такие ранимые, как у женщины, мужчина эмоционально более стоек. (Речь идет, конечно, о сходных типах нервного склада: например, мужчина-холерик не так раним, как женщина-холерик, но женщина-флегматик устойчивее, чем мужчина-холерик). Поэтому мужчине легче быть хранителем семьи от внешних конфликтов, легче, чем женщине, брать на свои плечи борьбу с жилищными и материальными неурядицами.
Женщина эмоционально тоньше мужчины, в ней больше полутонов, душевности, и ей проще быть хранительницей духа семьи, главной создательницей психологического климата. Конечно, мужчина тоже участвует в творении домашней атмосферы, но женщина — по своей природе — может сделать здесь больше.
И если муж и жена спокойно, без самолюбия, делят между собой роли лидеров, и если каждый помогает другому в его делах, тепла и радости в их семье больше, а разладов и ссор меньше.
Впрочем, всегда, наверно, будут и семьи, в которых есть глава: например, когда один из супругов полон энергии, выдумки, решительности, а другой пассивен, мягок, может быть только ведомым, а не ведущим. Но и здесь умному главе лучше, пожалуй, не делать себя офицером, а другого — солдатом: их отношения будут теплее, глубже, если у ведомого будет побольше самостоятельности, а у ведущего — побольше внимания, доброты, терпимости...
Категория: Любовь, секс, отношения | Добавил: admin11 (04.06.2012)
Просмотров: 108 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: