Главная » Статьи » Любовь, секс, отношения

ТРЕТЬЯ СТУПЕНЬ СУПРУЖЕСТВА часть1
Малыш приносит в дом и счастье и опасности. Нервные нагрузки у молодых родителей растут по всем линиям. Семейный обиход из открытого становится как бы закрытым: круто уменьшается внедомашняя жизнь, так же круто растет прикованность к дому. Раз в неделю или в месяц удается пойти к друзьям, в кино. Остальное время царит домашнее затворничество, жизнь в узком кругу — муж, жена, ребенок. Появляется «чрезмерность общения», и она нередко несет с собой психологическое насыщение друг другом, гасит тот душевный голод по человеку, который и есть любовь.
Но тут мы встаем на почву среднего супружеского возраста — новой ступени в жизни молодой семьи. Малыши немного подросли, быт устоялся, и домашняя жизнь перестает бурно меняться; она теперь не река, в воды которой нельзя ступить дважды, а озеро, воды которого одинаковы сегодня, завтра, послезавтра...  
Закон повторяющихся ощущений
Главные конфликты на этой ступени — конфликты рутины, однообразия. Когда люди живут монотонно, серо, то и чувства их часто делаются серыми, и отношения становятся до зевоты нудными. Этот психологический серозем — самая плодородная почва для равнодушия и отчуждения.
Есть такой коренной физиологический и психологический закон: повторяющиеся ощущения притупляются. Закон этот играет громадную — и двойственную — роль в нашей жизни. Он главная защита наших нервов и психики, он помогает нам привыкать к самым тяжелым условиям, выносить самые больные потери.
Часто говорят: время лечит; это неверно: лечит не время, а притупление повторяющихся впечатлений. Повторяясь, тягостные ощущения делаются не такими режущими, теряют свою нестерпимую остроту, и это сохраняет нам нервы, здоровье, а то и жизнь.
Но за смягчение горестей мы платим потускнением радостей. Притупление повторяющихся впечатлений — тот самый психологический механизм, который постепенно охлаждает и гасит любовь, привязанность, влечение. -
Долгое повторение одних и тех же впечатлений рождает у многих людей эмоциональное насыщение друг другом. Психологи называют такое состояние сенсорным голодом (от латинского «сенсус» — «чувство»), т. е. голодом чувств. Но это не просто голод, а голод-сытость, странное чувство-кентавр — сплав из сытости старыми впечатлениями и голода по новым.
Человеческой психологии постоянно нужен приток новых впечатлений; тяга к разнообразию ощущений — центральная потребность нашей психики.
Диета впечатлений — бедствие для нас, она калечит нашу внутреннюю жизнь, ведет к душевной дистрофии, неврозам, гасит в нас достоинства, раздувает изъяны.
Немецкий писатель Лессинг говорил: «Даже самое лучшее быстро приедается, если оно становится повседневным». Так, к сожалению, часто бывает в чувствах жены и мужа. Чем меньше мы меняемся, чем меньше к нашей старой интересности прибавляется новая интересность, тем однообразнее наши впечатления друг о друге. И постепенно пригасает интерес друг к другу, который рождался неизведанностью и новизной. На его место приходит покоящая сытость впечатлений, которая гасит накал чувств.
Впрочем, тут, как и вообще в нашей психологии, действуют и прямо противоположные законы. Повторяющиеся ощущения не только притупляются: они и предвкушаются. Сладость повторения того, что тебе нравится, жажда этого повторения, магнитная тяга к нему — такой же, видимо, фундаментальный закон нашей психологии. И наверно, все дело в том, чтобы эти впечатления чередовались с другими, были одной из линий многолинейной жизни — да и то не сплошной, а пунктирной.
Такая двойственность нашей психологии и порождает, видимо, двоякую роль привычки: привычка и убивает и углубляет любовь. Убивает чаще у натур беспокойных, ищущих, тяготеющих к новизне; углубляет у натур спокойных или усталых, склонных к постоянному укладу обихода.
Но пожалуй, в любом случае лучше поддерживать в себе нравящиеся другому черточки, стараться сохранять для него свою интересность. Ведь когда с близким человеком становится не так интересно, сразу начинает спадать его подспудная ценность для наших чувств. Это печальный, но неумолимый закон человеческой психологии: чем
менее интересно нам с человеком, тем меньше для нас его магнитная сила, тем меньше наши чувства влекутся к нему.
Притупление ощущений-близнецов — вечный и, может быть, самый безжалостный из внутренних врагов любви. Можно ли победить его? В общем, наверно, можно, хотя это невероятно трудно, потому что у закона притупляющихся ощущений есть сильные (и тоже вечные) союзники — теневые стороны супружества.
Можно ли умерить изъяны супружества
У человека с развитой индивидуальностью повышенные запросы к интересности близкого человека. А это заметно усугубляет органические изъяны самого супружества, изъяны, которые сейчас неустранимы и вряд ли станут устранимыми в близком будущем. Изъяны и несовершенства, как мы знаем, есть во всем. И так же, как они есть в самой природе человека, так есть они и в самой природе супружества: они заложены в самих фундаментах супружества как особого вида общения людей, особого вида сожития.
Первый из них — каждодневное, непрерывное и как бы принудительное общение жены и мужа — не по потребности, а по обязанности. Ежедневная обязательная совместность — это по типу своему черта рабочего общения. На работе она (да и то не всегда) помогает: чтобы разные люди решали одну задачу, часто нужны каждодневные контакты. В семье эта ежедневная совместность и помогает (в домашнем хозяйстве, в уходе за детьми), и мешает: она несет с собой врага любви — психологическое насыщение друг другом.
Как сделать, чтобы это психологическое насыщение не приходило подольше? Устраивать постоянные перерывы в общении, чтобы копился голод друг по другу? Но для большинства это невозможно. Ездить в отпуск поодиночке? Кому-то это подойдет, кому-то — нет. Да и что делать остальные одиннадцать месяцев?
Есть ли выход, который не дает ежедневному общению притуплять чувства? В общем, есть, но очень сложный. Если во время такого общения идет, не переставая, «обмен частицами личности», тогда оно будет нести душевное удовольствие, сердечную радость, будет обогащать, а не обеднять чувства людей. Это, конечно, очень трудно, но без такого труда вряд ли можно избежать приглушения чувств.
От несовершенств человеческой природы есть только одна защита — сильные стороны этой природы. Ввести их в действие можно, если стараться делать себя и свою жизнь интересной, а главное — все время участвовать доброй помощью в жизни другого, чтобы он не тяготился твоим присутствием, а тяготел к тебе. Такое доброе участие — главное, пожалуй, лекарство от органических изъянов супружества: тут лежит еще одна краеугольная основа психологической культуры любви.
По закону Нарцисса
У любви есть как бы два русла, два измерения: внутреннее — любовь-чувство, мир любовных эмоций и ощущений, и внешнее — любовь-отношение, поведение любящих, их поступки, связи друг с другом. Они влияют друг на друга, лепят друг друга по своему образу и подобию: наши будничные отношения зависят от наших чувств, а жизнь наших чувств еще больше зависит от наших будничных отношений — заботливых или полузаботливых, добрых или недобрых.
Что происходит, когда любовь-отношение пропитана тягой к доброму участию в жизни друг друга? В любви-чувстве (т. е. в подсознательной тяге к равному «обмену счастьем») от этого как бы углубляется срединное ядро — живой сгусток встречных чувств, которые все время текут от человека к человеку. Любовь получает для себя все новые и новые психологические строительные материалы — ощущения благодарности, озаренность вниманием близкого человека — и все эти струйки эмоций переплавляются в ручейки любви, подновляют и сохраняют ее сохнущие течения.
Если любовь-отношение настроена по камертонам неравенства или неучастия в судьбе друг друга, начинает подтачиваться сама безотчетная душа любви — тяга к равному дарению радостей. Дорожение другим как собой начинает слабнуть. Любовь-чувство не получает новых душевных материалов, которые нужны ей для постоянного самообновления, для постоянной замены тех своих частиц, которые вымываются из нее потоком времени, вихрями неизбежных обид и огорчений. Она начинает истаивать, ущербляться, превращаться в свое заболевшее подобие...
Спастись от болезней и ран любви можно, видимо, только если сделать любовь-отношение союзником, а не противником любви-чувства.
У психологии любви есть одна коренная — и спасительная — черта. Чем больше мы делаем хорошего для кого-нибудь, чем больше вкладываем в него свою душу, тем больше наше подсознание тяготеет к нему: мы как бы закладываем в него магниты, которые с новой силой притягивают нас.
Нашим подспудным чувствам дороже всего те, в кого мы как бы вживляем частицы своей души; и чем больше частиц нашего «я» вживляется в другого человека, тем ценнее он делается для самых горячих глубин нашего существа.
Это своего рода «закон Нарцисса»: любовь к тому в другом человеке, что мы безотчетно ощущаем как отблеск своего «я». С людьми, в которых мы вкладываем себя, нас связывают новые, дополнительные силы влечений: не только то в них, что принадлежит им, но и то, что как бы принадлежит нам. Нас влечет к ним сдвоенная тяга: наслаждение от их собственного облика и притяжение тех частиц нашей личности, которые как бы проросли в них и еще теснее сроднили нас.
Это, видимо, глубинное, стержневое свойство человеческой психологии, оно действует во всех видах человеческой любви, и оно хорошо может защищать от притупления одинаковых ощущений.
Категория: Любовь, секс, отношения | Добавил: admin11 (04.06.2012)
Просмотров: 89 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: